28.08.2019

Зеленая генерация становится тормозом экономики.Развитие ВИЭ без субсидий со стороны промышленности соответствует мировой практике и интересам страны

В правительстве РФ ведется финальная проработка программы поддержки ВИЭ в 2024–2035 годах. Механизм поддержки "будет похож на предыдущий с усилением требований по локализации и экспорту", сказал 20 августа замминистра энергетики Юрий Маневич в интервью СМИ. А значит, за все опять придется заплатить потребителям оптового рынка электроэнергии. Экспертное сообщество в большинстве своем только приветствует тот факт, что развитие возобновляемой энергетики в мире не обошло стороной и богатую углеводородами Россию. Однако цели, механизмы, как, впрочем, и результаты поддержки зеленой энергетики в РФ и за рубежом серьезно отличаются, и это отличие – не в пользу России.

Скромность масштабов развития ВИЭ в России – в пределах 1–2% от мощности энергосистемы – объясняется заметной дороговизной энергии от солнца и ветра в условиях нашей страны, а также доступностью и значительными запасами традиционного сырья. "Традиционная генерация способна обеспечить надежное энергоснабжение с наименьшими затратами и поэтому остается основой российскойэнергетики на ближайшие десятилетия. Вместе с тем разнообразие источников энергии, современные технологии необходимы в целях развития компетенций для обеспечения энергобезопасности государства. В майских указах президента Российской Федерации Владимира Путина сказано, что ВИЭ необходимо развивать в удаленных и труднодоступных территориях, то есть энергоизолированных районах, где нет развитой топливной и сетевой инфраструктуры", – пояснили "НГ" в ассоциации "Совет производителей энергии".

Но при этом многотриллионные затраты на создание ВИЭ-индустрии в России ложатся в основном на промышленных потребителей, что критично для энергоемких компаний, продукция которых конкурирует на мировом рынке. По действующей программе поддержки в России отобрано более 5,2 ГВт мощности солнечных и ветровых электростанций, которые на период с 2021 по 2031 год обеспечат менее 1% от объема производимой электроэнергии, но займут более 6% в платеже каждого потребителя оптового рынка.

Другая ситуация в европейских странах, где значительная доля в поддержке ВИЭ принадлежит небольшим или неэнергоемким потребителям. В одном из недавних докладов Еврокомиссии отмечается, что, например, во Франции ряд энергоемких отраслей (металлургия, химическая промышленность и другие) полностью исключены из схем поддержки ВИЭ. А в Германии трат на поддержку ВИЭ не несут (совсем или частично) энергоемкие предприятия, конкурирующие на международных рынках.

В ряде европейских стран цены на электроэнергию для энергоемких потребителей снижаются в последние 5–6 лет – в отличие от России, где цены электроэнергии постоянно пытаются обогнать индекс инфляции. Причина заключается в том, что, несмотря на удешевление ВИЭ, большинство стран Европы (Германия, Испания, Франция, Дания, Нидерланды) ввели меры поддержки для собственной энергоемкой промышленности, которые заключаются в снижении оплаты дорогой электроэнергии от электростанций, работающих на солнечной и ветровой энергии. Действие данного механизма обеспечивается ограничением максимальной доли затрат на электроэнергию в себестоимости и минимального порога годового электропотребления (платы на точку подключения), а также применением прогрессивной шкалы ценообразования по отдельным элементам электроэнергии. При этом за рубежом одновременно стимулируется снижение энергоемкости промышленности введением обязательств по соблюдению действующей программы энергосбережения.

В России же все иначе: цена электроэнергии для энергоемких отраслей уже достигла своего предела и продолжает расти темпами, опережающими инфляцию, отмечает заместитель директора ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Валерий Дзюбенко. "Вместо того чтобы пользоваться энергетическими преимуществамиРоссии, богатой дешевыми углеводородами, имеющей развитую гидро- и атомную энергетику, и вкладывать средства в модернизацию и развитие основного производства, энергоемкие предприятия вынуждены тратить ресурсы на далеко не бедствующих энергетиков (доля инвестиций в электроэнергетике долгие годы остается одной из самых высоких среди отраслей экономики, превышая 30% выручки), а также на инициативы регуляторов, которые должны финансироваться, как показывает мировая практика, из других источников, – констатирует эксперт. – То есть регулятор собственными руками снижает конкурентоспособность отечественных товаров и услуг и тормозит развитие собственной экономики".

В итоге сегодня энергоемкие производства из России конкурируют на внутреннем и внешнем рынках с товарами зарубежных производителей, в затраты которых не включается субсидирование сверхдорогих ВИЭ. И если на внутреннем рынке перекосы конкуренции еще можно отрегулировать (например, пошлинами), то на внешних единственным выходом могло бы стать выравнивание условий и правил работы энергорынка для отечественной промышленности по аналогии с европейским.

Однако у регулятора в России очень примитивный, недифференцированный, но вполне понятный подход – проще нагрузить надбавками того, кто больше потребляет и всегда оплачивает, констатирует Валерий Дзюбенко. "В размышлениях на перспективу о том, к каким последствиям этот подход может привести, российскогорегулятора едва ли можно заподозрить, – считает он. – Так в свое время расплодилось и продолжает шириться перекрестное субсидирование, в этой же логике создан механизм поддержки ВИЭ – через гарантированную оплату, по сути, несуществующей мощности, навязанную оптовым потребителям с помощью механизма договоров о предоставлении мощности. Но бесконечно это продолжаться не может – существует предел ценовой нагрузки, превысив который предприятия либо переходят на собственные энергоисточники, либо сворачивают производство".

Энергоемкие предприятия, среди которых добывающие, цветная и черная металлургия, химическая промышленность, наиболее чувствительны в цене электроэнергии – затраты на нее составляют от 5 до 40% в структуре себестоимости их продукции, отмечает эксперт. "В то же время неэнергоемкие предприятия практически не ощущают этих затрат, поскольку они составляют десятые или сотые доли процента в себестоимости. Поэтому дифференциация нагрузки по поддержке ВИЭ – это гораздо более взвешенный и правильный подход", – подчеркнул Валерий Дзюбенко.

"Создавать фактически за счет энергоемкой промышленности частные активы третьих лиц без какой-либо отдачи неправильно, тем более что никакой мощности, в отличие от ТЭС или АЭС и ГЭС, они поставлять энергоемким предприятиям не могут. Энергоемкие предприятия следует освободить от платежей по ВИЭ либо предоставить им дополнительные ресурсы, которые позволят нивелировать это негативное воздействие на их экономику", – подытожил эксперт.

Источник: energotrade.ru

http://www.energotrade.ru/reviews/2019/8/9.aspx


Количество показов: 133

← Назад к списку новостей